Монолог голубого песца

Я голубой на звероферме серой,
но, цветом обреченный на убой,
за непрогрызной проволочной сеткой
не утешаюсь тем, что голубой.
И я бросаюсь в линьку. Я лютую,
себя сдирая яростно с себя,
но голубое, брызжа и ликуя,
сквозь шкуру прет, предательски слепя.
И вою я, ознобно, тонко вою
трубой косматой Страшного суда,
прося у звезд или навеки волю,
или хотя бы линьку навсегда.
Заезжий мистер на магнитофоне
запечатлел мой вой. Какой простак!
Он просто сам не выл, а мог бы тоже
завыть, сюда попав,— еще не так.
И падаю я на пол, подыхаю,
а все никак подохнуть не могу.
Гляжу с тоской на мой родной Дахау
и знаю — никогда не убегу.
Однажды, тухлой рыбой пообедав,
увидел я, что дверь не на крючке,
и прыгнул в бездну звездную побега
с бездумностью, обычной в новичке.
В глаза летели лунные караты.
Я понял, взяв луну в поводыри,
что небо не разбито на квадраты,
как мне казалось в клетке изнутри.
Я кувыркался. Я точил балясы
с деревьями. Я был самим собой.
И снег, переливаясь, не боялся
того, что он такой же голубой.
Но я устал. Меня шатали вьюги.
Я вытащить не мог увязших лап,
и не было ни друга, ни подруги.
Дитя неволи — для свободы слаб.
Кто в клетке зачат — тот по клетке плачет,
и с ужасом я понял, что люблю
ту клетку, где меня за сетку прячут,
и звероферму — родину мою.
И я вернулся, жалкий и побитый,
но только оказался в клетке вновь,
как виноватость сделалась обидой
и превратилась в ненависть любовь.
На звероферме, правда, перемены.
Душили раньше попросту в мешках.
Теперь нас убивают современно —
электротоком. Чисто как-никак.
Гляжу на эскимоску-звероводку.
По мне скользит ласкательно рука,
и чешут пальцы мой загривок кротко,
но в ангельских глазах ее — тоска.
Она меня спасет от всех болезней
и помереть мне с голоду не даст,
но знаю, что меня в мой срок железный,
как это ей положено,— предаст.
Она воткнет, пролив из глаз водицу,
мне провод в рот, обманчиво шепча...
Гуманны будьте к служащим! Введите
на звероферме должность палача!
Хотел бы я наивным быть, как предок,
но я рожден в неволе. Я не тот.
Кто меня кормит — тем я буду предан.
Кто меня гладит — тот меня убьет.

1967

Читайте еще:

Самое читаемое на сайте:

Пушкин Александр
1

Наездники

Пушкин Александр

Пушкин Александр
2

2 ноября

Пушкин Александр

Рылеев Кондратий
3

Покинь меня, мой юный друг

Рылеев Кондратий

Батюшков Константин
6

Судьба Одиссея

Батюшков Константин

Клюев Николай
7

Старуха

Клюев Николай

Блок Александр
8

Ты жил один!

Блок Александр

Плещеев Алексей
9

Могила

Плещеев Алексей

Рубцов Николай
10

Первый снег

Рубцов Николай

Пушкин Александр
1

Наездники

Пушкин Александр

Батюшков Константин
2

Льстец моей ленивой музы!..

Батюшков Константин

Рождественский Роберт
3

Голос

Рождественский Роберт

Рождественский Роберт
4

Мы совпали с тобой, совпали

Рождественский Роберт

Рождественский Роберт
5

Слова бывают грустными

Рождественский Роберт

Лермонтов Михаил
6

Блистая, пробегают облака

Лермонтов Михаил

Клюев Николай
7

Вы, белила-румяна мои

Клюев Николай

Батюшков Константин
8
Хлебников Велимир
9

Иранская песня

Хлебников Велимир

Лермонтов Михаил
10

Бородино

Лермонтов Михаил

Пушкин Александр
1

Наездники

Пушкин Александр

Маяковский Владимир
3

От усталости

Маяковский Владимир

Маяковский Владимир
4

Вам!

Маяковский Владимир

Маяковский Владимир
5

Гимн здоровью

Маяковский Владимир

Маяковский Владимир
6

А все-таки

Маяковский Владимир

Маяковский Владимир
7

Бруклинский мост

Маяковский Владимир

Маяковский Владимир
8

Военно-морская любовь

Маяковский Владимир

Маяковский Владимир
9

Вывод

Маяковский Владимир

Рождественский Роберт
10

Мы совпали с тобой, совпали

Рождественский Роберт

Евтушенко Евгений

Самое читаемое
1 место
Уходят матери
         Р. Поспелову
Уходят наши матери от нас,
уходят потихонечку,
на цыпочках,
а мы спокойно спим,
едой насытившись,
не замечая ...
2 место
Нежность
Разве же можно,
чтоб все это длилось?
Это какая-то несправедливость...
Где и когда это сделалось модным:
"Живым - равнодушье,
внимание ...
3 место
На велосипеде
Я бужу на заре
своего двухколесного друга.
Мать кричит из постели:
"На лестнице хоть не трезвонь!"
Я свожу его вниз.
По ступеням он ...
4 место
Бывало, спит у ног собака
Бывало, спит у ног собака,
костер занявшийся гудит,
и женщина из полумрака
глазами зыбкими глядит.
Потом под пихтою приляжет
на куртку ...
5 место
Монолог из драмы «Ван-Гог»
              Ю. Васильеву
Мы те,
кто в дальнее уверовал,—
безденежные мастера.
Мы с вами из ребра Гомерова,
мы из Рембрандтова ...
© 2017. stih-rus.ru