Ночь

Безмолвен и пуст поцелуй утомленный.
Чернеют чащобой и омутом сны.
День кончен.
Как будничные знамена,
Обои повисли с осклизлой стены.
Уж путался шорох ненастья и мыши...
Вдруг, телом тугим обжигая, жена
В ночь шепотом задрожавшим:
- Слышишь?
С тобою - я не одна...
И руку мою, огрубелую за день,
Так бережно - на живот. И рука
Тревожным узлом мозолей и ссадин
Легла, тяжела и тиха.
Забыв ненастья назойливость мышью,
Секунд оглушительную капель,
Я слушал, как нежною песней колышет
Нежнейшую колыбель.
Когда, листопадом напропалую
Гуляя, октябрь покинет поля,-
Он синим подснежником взглянет, ликуя.
Из-под сугроба перин и белья.
Но, задыхаясь от горечи первой,
От жажды звериной жить,
Что встретит он за этою дверью,
Тело матери обнажив?
Наш дом неуютен,
Наш мир неспокоен,
И стены и заговоры кругом.
В дороге суровой - строитель и воин -
Могу ли я быть отцом?..
Никто мне во тьме,
никто не ответил,
Лишь тихо как будто вздохнула жена...
Казалось: на миг в ослепительном свете,
Прошла гроза у окна.
И вслед, словно призрак неотвратимый
И неумолимый, вдруг
Над распростертым телом любимой
Склонился хмурый хирург.
Ланцет заскользил, рассекая крики...
И вспыхнул багровым комком предо мной
Еще не оформившийся и тихий,
Быть может, бессмысленный,
но живой.
Он с человеческим тем же страданьем,
От ужаса затрепетав, поник,
Задушен, и скомкан, и в клочья изранен
Под праздничное рожденье иных.
Свет бился над койкой голубем белым;
Дымясь хлороформом, клубилась мгла
Над вялым телом,
таким опустелым,
Над обокраденным догола...
Тогда-то из тьмы слепыми глазами -
Несметный,
обрубками рук грозя,
Он встал, нерожденный и скорбный,
над нами...
Любимая! Дорогая! Нельзя!
...В раскрытом окне воробьями волнуясь,
Весенний рассвет будоражил ветлу.
Жена у окна хлопотала; злую
Рвал ветер, врываясь, паучью мглу.
Влача над землей разбитые крылья,
За городом затихала гроза;
И пухлые почки, сияя, раскрылись,
Как заспанные ребячьи глаза.
Ночь - хрустом костей,
Ночь - гарью полынной.
Но ей пробуждения - не превозмочь!
- Родная, роди мне к осени сына!..-
Жена, улыбаясь: - А мне бы дочь...

1927

Читайте еще:

Самое читаемое на сайте:

Пушкин Александр
1

Ангел

Пушкин Александр

Лермонтов Михаил
2

Ангел

Лермонтов Михаил

Лермонтов Михаил
3

Гроза

Лермонтов Михаил

Маяковский Владимир
4

Ночь

Маяковский Владимир

Пушкин Александр
5

Буря

Пушкин Александр

Бунин Иван
6

Кошка

Бунин Иван

Маяковский Владимир
7

Я (По мостовой...)

Маяковский Владимир

Блок Александр
8

Россия

Блок Александр

Пушкин Александр
9

Демон

Пушкин Александр

Высоцкий Владимир
1

Песня о вещем Олеге

Высоцкий Владимир

Маяковский Владимир
2

Кофта фата

Маяковский Владимир

Маяковский Владимир
3

Военно-морская любовь

Маяковский Владимир

Маяковский Владимир
4

Вывескам

Маяковский Владимир

Маяковский Владимир
5

Вам!

Маяковский Владимир

Маяковский Владимир
6

Бруклинский мост

Маяковский Владимир

Асадов Эдуард
7

В землянке

Асадов Эдуард

Эренбург Илья
9

Ты вспомнил все.

Эренбург Илья

Высоцкий Владимир
10
Лермонтов Михаил
1

Гроза

Лермонтов Михаил

Рождественский Всеволод
2

Когда еще за школьной партой

Рождественский Всеволод

Батюшков Константин
4
Маяковский Владимир
6
Бунин Иван
7

Кошка

Бунин Иван

Лермонтов Михаил
8

Желание (Зачем я не птица...)

Лермонтов Михаил

Маяковский Владимир
9

Я (По мостовой...)

Маяковский Владимир

Рубцов Николай
10

Угрюмое

Рубцов Николай

Обрадович Сергей

Самое читаемое
1 место
Мать
Как вялый колос,
Мать поникла к сыну...
До корня выжгло солнце все вокруг.
Не солнце — злой пылающий паук,
Блуждающий над пыльной ...
2 место
Мне врач твердит
Мне врач твердит: - Поберегите сердце,-
И жить и чувствовать спешит оно;
Всходите медленнее на высоты,-
На высоту не всем взойти ...
3 место
Бег на лыжах
                  Клавдии О.
В ногах за пригородом льстится
Поземок - легендарный змей.
Дороги настежь, и синица -
Как колокольчик у ...
4 место
Шахтер
Полдня без солнечных улыбок,
С настойчивостью крота,
Сжат, сдавлен черной лапой глыбы,
Дроблю крутую грудь пласта.
Лишь смятое ...
5 место
Баллада о делегате
Нет родины там, где за труд земной —
По счету плетей позор,
Где солнце над изнуренной толпой,
Как ржавый и тяжкий топор.
И раб с ...
© 2017. stih-rus.ru